ГМО

ГМО – ЭТО ДРУГ ИЛИ ВРАГ?

В последнее время в прессе и на телевидении часто обсуждают вопросы, связанные с генетически модифицированными растениями и потенциальным риском употребления продуктов питания, изготовленных из них.

Каждого современного человека беспокоит вопрос: нужно ли бояться генетически модифицированных растений? Что они несут миру: пользу или вред? Некоторые люди очень примитивно понимают роль и влияние генетически модифицированных растений. Невольно вспоминается народная сказка «Гуси-лебеди», где сестрица Аленушка говорит братцу Иванушке: «Не пей водицы из колодца-копытца – козленочком станешь…». Ситуация с использованием ГМ-растений несколько иная. Результат использования генетически модифицированных растений будет виден через несколько десятилетий, через несколько поколений нашего потомства. К сожалению, в этом случае обратного хода уже не будет…

На данный момент, по вопросу использования генетически модифицированных растений однозначного ответа пока не существует. И с каждым конкретным случаем применения  ГМО  нужно разбираться отдельно.

 Рассмотрим положительные и отрицательные моменты этой проблемы.

Что такое ГМ-растения?

Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (FAO) рассматривает использование методов генетической инженерии для создания трансгенных сортов растений, как неотъемлемую часть сельскохозяйственной биотехнологии. С помощью её можно решать очень много проблем, в том числе обеспечение населения планеты продовольствием.

Какие же проекты с участием трансгенных растений человечество разрабатывает сегодня?

При получении ГМ-растений используют гены (прямой перенос генов) других растений и животных, отвечающих за полезные признаки, например – устойчивость к вредителям.

Насекомые-вредители при вспышках численности могут уничтожать существенную часть урожая (если не весь урожай). Для борьбы с ними применяют довольно агрессивные вещества — пестициды. Пестициды уничтожают и вредных, и полезных насекомых (например пчёл, шмелей, жужелиц), оказывают влияние на почвенных обитателей, а при попадании в водоёмы пестициды могут вызвать гибель рыб. Применение пестицидов опасно в первую очередь для людей, работающих в сельском хозяйстве: именно они готовят растворы, проводят опрыскивания, работают в поле, пока пестицид продолжает действовать. К нам на стол попадает лишь ничтожная часть пестицидов, которые по большей части уже разложились. Избавиться от остатков пестицидов можно, тщательно вымыв овощи и фрукты или очистив кожицу.

Отказаться от применения пестицидов пока ещё нельзя т.к. размножатся вредители, и человечество останется без урожая. А нельзя ли сделать культурные растения несъедобными для насекомых?

Здесь на помощь приходит генная инженерия растений. Насекомые, как и любые другие живые существа, болеют. Одно из заболеваний вызывает бактерия тюрингская палочка. Она выделяет белок-токсин (ВТ-токсин), нарушающий пищеварение у насекомых (но не у теплокровных животных!). Путем биоинженерных операций ген, который синтезирует этот токсин, внедряется в геном растения (например, хлопчатника). Таким образом, растение становится устойчивым к вредителям (вредители просто не посетят это растение).

С 1996 года на поля внедряется генетически модифицированный хлопчатник, устойчивый к насекомым (в частности — к хлопковому долгоносику). В Индии — одной из лидирующих стран-производителей хлопка — на сегодня около 90% площадей заняты генетически модифицированным хлопком. Так что 9 шансов из 10, что вы уже носите «генетически модифицированные» джинсы! Только об этом в дискуссиях по  ГМО  не упоминают, наверное потому, что это не относится к продуктам питания…

Стало заманчивым получить не только технические, но и пищевые растения, устойчивые к вредителям (например, картофель, устойчивый к колорадскому жуку). Это позволяет фермерам существенно сократить расходы на обработку полей пестицидами и повысить урожай. Для того чтобы получить больше прибыли,  ГМО , безусловно, необходимы. В нашей стране уже есть официальное разрешение на использование 4 сортов картофеля, устойчивого к колорадскому жуку: два сорта «наши», и два — иностранного происхождения. Но действительно ли такой картофель безопасен?
Появление в пище любого нового белка (например, ВТ-токсина) у чувствительных людей может вызывать аллергию, снижение общего иммунитета к заболеваниям и другие реакции. Но этот эффект может возникнуть при любом изменении традиционного рациона. Например, все те же явления возникали просто при «внедрении» соевого белка: для европейцев он оказался потенциальным аллергеном, снижал иммунитет. То же самое будет с людьми, переезжающими на новое место, резко отличающееся по традициям питания. Так, для коренных народов Крайнего Севера опасной может оказаться молочная диета или питание обычным (заметим — нисколько не модифицированным!) картофелем. Русские бобы (Vicia faba), которые традиционно использовали у нас в стране как овощ, ядовиты для жителей Средиземноморья и т. д.

Таким образом, при внедрении генетически модифицированных пищевых растений часть людей окажется к ним довольно чувствительной, но другие, так или иначе, приспособятся. Но чувствительные люди должны точно знать, какие продукты приготовлены с применением  ГМО .

Второй положительный момент использования генной инженерии растений – это устойчивость к вирусам.

Поражение растений вирусами уменьшает урожай в среднем на 30%. Для некоторых культур цифры потерь ещё выше. Так, при заболевании ризоманией теряется 50–90% урожая сахарной свёклы. Корнеплод мельчает, образует многочисленные боковые корни, содержание сахара снижается. Это заболевание впервые было обнаружено в 1952 году в Северной Италии и оттуда «победным маршем» в 1970-х гг. распространилось во Францию, на Балканский полуостров, а в последние годы — в южные регионы свеклосеяния нашей страны. Против ризомании не помогают ни химическая обработка, ни севооборот (вирус сохраняется в почвенных организмах не менее 10 лет!).

Ризомания — это всего лишь один пример. С развитием транспорта вирусы растений вместе с урожаем быстро перемещаются по планете, минуя таможенные барьеры и государственные границы.

Единственным эффективным способом борьбы со многими вирусными болезнями растения оказывается получение устойчивых генетически модифицированных растений. Для повышения устойчивости из генома вируса-возбудителя ризомании выделяют ген белка капсида. Если этот ген «заставить» работать в клетках сахарной свёклы, то резко повышается устойчивость к «ризомании».

Есть и другие проекты, связанные с повышением устойчивости к вирусам. Например, огурцы, дыни, арбузы, кабачки и тыква поражаются одним и тем же вирусом мозаики огурца. Кроме того, в круг хозяев входят томаты, салат-латук, морковь, сельдерей, многие декоративные и сорные растения. Бороться с вирусной инфекцией очень трудно. Вирус сохраняется на многолетних растениях-хозяевах и на остатках корневой системы в почве.

Ведутся работы и по повышению устойчивости к другим вирусам сельскохозяйственных растений. Но пока ещё, за исключением сахарной свёклы, устойчивые генетически модифицированные растения мало распространены.

Ещё один положительный момент использования генной инженерии растений – это устойчивость к гербицидам.

В развитых странах расходам на горюче-смазочные материалы все больше предпочитают «разориться» на разнообразные химикаты. Одна из важных статей расходов — вещества, уничтожающие сорняки (гербициды). Применение гербицидов позволяет лишний раз не гонять тяжёлую технику по полю, меньше нарушается структура почвы. Слой отмерших листьев создаёт своеобразную мульчу, которая уменьшает эрозию почвы и сберегает влагу. Сегодня разработаны гербициды, которые в течение 2–3 недель полностью разлагаются в почве микроорганизмами и практически не наносят вреда ни животным, обитающим в почве, ни насекомым-опылителям.

Однако у гербицидов сплошного действия есть существенный недостаток: они действуют не только на сорные, но и на культурные растения. Есть определённый успех в создании так называемых селективных гербицидов (таких, которые действуют не на все растения, а на какую-то группу). Например, есть гербициды против двудольных сорняков. Но при помощи селективных гербицидов невозможно уничтожить все сорняки. Например, останется пырей — злостный сорняк из семейства злаковых.

И тогда возникла идея: сделать культурные растения устойчивыми к гербицидам сплошного спектра действия! Благо, у бактерий есть гены, отвечающие за разрушение многих гербицидов. Достаточно просто пересадить их в культурные растения. Тогда вместо постоянных прополок и рыхления междурядий над полем можно распылить гербицид. Культурные растения выживут, а сорняки погибнут.

Устойчивость к гербицидам уже широко применяется при выращивании люцерны (кормовая культура), рапса (масличное растение), льна, хлопчатника, кукурузы, риса, пшеницы, сахарной свёклы, сои.

Традиционный вопрос: опасно или безопасно выращивание таких растений? Технические культуры (хлопок, лён), как правило, не обсуждают: их продукты человек не использует в пищу. Конечно, в генетически модифицированных растениях появляются новые белки, которых прежде не было в пище человека, со всеми вытекающими отсюда следствиями. Но есть ещё одна скрытая опасность. Дело в том, что применяемый в сельском хозяйстве гербицид — это не химически чистое вещество, а некоторая техническая смесь. В неё могут добавлять детергенты (для улучшения смачивания листьев), органические растворители, промышленные колоранты и другие вещества. Если содержание гербицида в конечном продукте строго контролируют, то за содержанием вспомогательных веществ, как правило, следят плохо. Если содержание гербицида будет сведено к минимуму, то о содержании вспомогательных веществ остаётся только догадываться. Эти вещества могут попадать также в растительное масло, крахмал и другие продукты. В будущем предстоит разрабатывать нормативы на содержание этих «неожиданных» примесей в конечных продуктах.

Ещё одно направление развития в области ГМ-растений – это цветоводство. Приведу несколько примеров.

Роза чистого небесно-синего цвета — давняя мечта садоводов. Все попытки селекционеров по выведению синих роз увенчались сортами с сиреневыми или сине-фиолетовыми цветками. Но чистый синий цвет все никак не получался.

За красную, лиловую и синюю окраску цветков отвечает особая группа растительных пигментов — антоцианы. Оказалось, что у роз нет собственного антоциана, окрашенного в синий цвет. Зато такие антоцианы есть, например, среди анютиных глазок (Viola wittrockiana). Японским исследователям удалось пересадить ген соответствующего антоциана из анютиных глазок в розы. Вскоре на рынке должны появиться букеты из генетически-модифицированных синих роз.

Но если синяя роза — это еще только разработка, то желтая петуния уже далеко не редкость.  В природной гамме окраски лепестков петунии преобладают розовые, красные и фиолетовые тона. Чтобы сделать лепестки желтыми, в ДНК петунии встроили гены биосинтеза флавоноидов — растворимых в воде пигментов, которые придают желтую окраску. Теперь на основе этих желтых петуний получены сорта с оранжевой окраской. Их широко применяют в озеленении городов, забыв о том, что такие петунии — типичные  ГМО.

Таким образом, благодаря генетической инженерии есть принципиально новые возможности получить растения со сколь угодно богатой окраской лепестков. Если раньше селекционер был ограничен тем генетическим разнообразием, которое есть внутри вида, то теперь гены несвойственной для данного вида окраски можно «позаимствовать» у других растений.

В развитых странах трансгенные растения востребованы. Их создание диктуется не только научным, но и коммерческим интересом. Традиционная селекция там подошла к пределу своих возможностей, для многих культур они почти исчерпаны. Новый сорт может быть на 3% урожайнее, на 5% устойчивее, но это — крохи. Трансгенные растения позволили сделать рывок в эффективности сельского хозяйства, и потому они оказались востребованы рынком, где другие возможности повышения продуктивности (удобрения, ядохимикаты и т. д.) себя уже исчерпали.

Рассмотрим другую «сторону медали», т.е. отрицательное влияние распространения ГМ- растений.

По данным заведующей лабораторией детского питания НИИ педиатрии РАМН Татьяны Боровик, в России на данный момент 70% детей находятся на искусственном питании. Это значит, что многие дети зависят от искусственного питания, не навредит ли искусственное питание детскому организму?

Слизистая оболочка пищеварительного тракта ребенка обладает повышенной проницаемостью для питательных веществ. Детский организм остро реагирует на «чужие» белки, к которым он не адаптирован, отсюда — особенно высокая чувствительность к аллергенам.

Аллергия на генетически модифицированную сою может вызвать хронические заболевания. Среди них экзема и угревая сыпь, синдром раздраженного кишечника, проблемы пищеварения, хроническая усталость, головные боли, неврологические проблемы.

Особое беспокойство вызывают  продукты  детского питания, в состав которых входят соевые ингредиенты. Сегодня соевые масла, соевая мука, соевые изоляты используются в большинстве детских молочных смесей, в  продуктах  на основе злаков, мясных и рыбных консервах.

После многолетних исследований специалисты клиники педиатрии при Корнельском университете смогли показать, что кормление детей ГМ- соевыми  продуктами  увеличивает риск заболеваний щитовидной железы как минимум в три раза.

Чем ГМ  продукты  опасны для будущих мам?

Мама, употребляющая трансгенные  продукты , подвергает риску здоровье своего малыша еще на стадии внутриутробного развития. Так, в научном эксперименте с мышами, чужеродные ДНК попадали в различные органы плодов и новорожденных животных. Это может вызвать мутации и самые непредсказуемые эффекты.

На рынках России продукция  с   ГМО  появилась в девяностые. На данный момент  разрешенными  в стране являются линии: кукурузы-7, сои-3, картофеля-3, риса-2, свеклы-2 и микроорганизмов -5 видов. Итого — 17 линий гм-продукции, кажется немного, но они добавляются во множество  продуктов . Они наполняют и хлебо-булочные изделия, и молочные, и мясные  продукты .  Особенно много их содержит детское питание, чем младше малыши — тем больше содержание ГМ-компонентов.

Любые искусственные манипуляции с геномом приводят к образованию новых видов растений или животных с неизвестными свойствами, поэтому генетически модифицированные организмы ( ГМО ) по определению не могут быть безопасными. При создании большинства  ГМО  вводится один или несколько «чужих» генов с помощью громоздких генетических конструкций. Эта процедура влияет на ДНК клетки, сильно изменяя её.

 Продукты,  в которых могут содержаться  ГМО :

• продукты , в состав которых входит соя, кукуруза, рапс. В том числе: продукты  мясной переработки –          колбаса, сосиски, сардельки и т.д.;
• соевые молочные  продукты ;
• растительное масло, маргарин, майонез;
• детское питание;
• мороженое;
• конфеты и кондитерские изделия, шоколад;
• хлебобулочные изделия.

Таким образом, употребление  продуктов   с   ГМО  может привести к появлению онкологии, токсикации, аллергии, бесплодию, снижению иммунитета, а также нарушению обмена веществ. Продукты   с   ГМО  могут провоцировать рак. Каждая вставка чужеродного гена в организм – это мутация. Как известно, именно мутации клеток приводят к развитию раковых клеток.

Существовавший до 2004 года запрет на использование  ГМО  в Европе полностью защищал детей от попадания трансгенных  продуктов  в их рацион. После снятия общего запрета в европейских странах начались активные переговоры о введении моратория на использование  ГМО  в детских  продуктах

Проблема  ГМО, несмотря на повышенный общественный интерес, до сих пор считается малоизученной. Российская академия наук уже неоднократно предлагала ввести мораторий на ГМ-продукты до тех пор, пока не будет доказана их безопасность, но попытки ученых достучаться до чиновников ни к чему не привели.

У нас в стране сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, мы покупаем генетически модифицированную продукцию, а с другой — выращивание генетически модифицированных растений в России не разрешено.

С 1996 года, когда началось выращивание ГМ-растений, площади, занятые ГМ-культурами выросли примерно в 100 раз. Такие растения выращиваются в 28 странах, особенно широко — в США, Бразилии, Аргентине, Канаде, Индии, Китае.  Основные ГМ-культуры: соя, кукуруза, хлопок.

В заключение хочется сказать, что маховик ГМО уже запущен в мире, и его не остановить. Вопрос в том, как быстро он будет раскручиваться. Большая ответственность ложится и на производителей, которые используют ГМО в пищевой продукции, т.е. в их добросовестности, а именно  в указании на маркировке наличие ГМО. А нам, как потребителям, надо самим позаботиться о своем здоровье и здоровье будущего поколения, всесторонне подходить к изучению агротехнических  вопросов, пользоваться продукцией надежных производителей и поставщиков, взвешивать все «за» и «против» использования продуктов с ГМО  и ГМ-растений.

Комментарии запрещены.